Популярное Новое Лучшее
Написал aum , на cool · 13 комментариев
+ 251
Написал kuzimoto , на img · 51 комментарий  
+ 396
Написала Bronepoezd , на img · 38 комментариев  
+ 375

Анекдот

– Мам, смотри что я нашла!
– О боже, это же зига, быстро кинь. Кинь я сказала!
Написал experov , на experov · 3 комментария
+ 60
Написала joi-joe-joy , на kotiki · 4 комментария
+ 65

Стоит постричься, как со мной что–то происходит

Пару лет назад упер я в командировку в город "N", а поскольку я увлеченный велосипедист, то принял решение взять своего коня за компашку. Взял, приехал в командировку, а на дворе лето и жара, и спустя время мои коллеги предложили мне освежить черепную коробку путем сбривания волосяных покровов. Побрили они мне голову, а бороду отросшую не подстричь никак, насадки нету, как и желания отстричь ее на хрен.

В общем нарядился я в одежды и поехал на велосипеде кататься, по дорогам общего пользования. Еду, никого не трогаю, впереди меня тоёта, а впереди нее шевроле. И вот шевроле заворачивает во двор с целью из него развернуться в обратную сторону, пропускает тоёту и не пропускает меня. Я прилично топил, от торможения пошел юзом, впечатался в заднее крыло шевроля и прилег звездочкой на багажник. Через секунду слышу мат и предложения купить этот автомобиль от выбирающегося из недр салона водителя. Я же слезаю с багажника, вынимаю из велика насос и матерюсь относительно правил ПДД, их соблюдения и внимательности водителя. Где–то через 3 секунды он сел в машину, через 5 уже уезжал. Я сперва никак понять не мог, что его так напугало, а потом понял — мой внешний вид.
Фото в комментариях, без него рассказ будет неполным.
Написал с любовью tot_samij , на marty · 32 комментария  
+ 118

«Раздел» Польши в 1939 году глазами белоэмигранта

«Раздел» Польши в 1939 году глазами белоэмигранта
«Часовой» №246, 5 декабря 1939 года
Редакцией получено письмо от лично ей хорошо известного бывшего русского офицера, нашего старого подписчика, пережившего вступление советских войск в Западную Беларусь, прожившего некоторое время в районе, занятом большевиками и перешедшего границу соседнего государства, где он пока находится в безопасности.

Служил наш корреспондент в Белостокском округе в лесном ведомстве. Он просит нас не сообщать ни его фамилии, ни страны, где он сейчас находится (ввиду того, что он дал подписку о полном отказе от политической деятельности). Мы надеемся в ближайших номерах продолжить рассказ об его впечатлениях о советской оккупации восточной части Польского Государства.


***

Когда началась германо–польская война, мы — небольшая группа русских — стали испытывать смутное беспокойство. Двадцать лет жизни в Польше дали нам самое близкое знакомство с польским государством. Несмотря на нашу глубокую признательность польским властям, давшим нам приют и в свое время спасшим нас от большевицкой расправы, несмотря на то, что у нас установились самые близкие отношения с местной польской администрацией и в общем отношение к нам было вполне приличным, мы все эти двадцать лет не могли отделаться от мысли, что существование Польши непрочно и даже искусственно.

С одной стороны совершенно неопределенная внешняя политика и всегда подчеркнутое стремление считать себя великой державой, заменившей бывшую Российскую Империю, с другой стороны — большевизм на востоке. Нам, жившим в районе, близком к границе, хорошо были известны отношения между Польшей и СССР.

Это была постоянная война между польским пограничным корпусом и чекистами, ведавшими охраной границы. Постоянные диверсии и поляков и большевиков, отправка лазутчиков, выстрелы по ночам, сплошная колючая проволока по всей советской границе, капканы и тревожные сигналы в приграничных лесах, фальшивые тропинки для поимки «диверсантов», полицейские собаки и проч., проч., проч.

Добавьте к этому то, что не проходило и месяца в течение этих двадцати лет, чтобы польская контрразведка не раскрывала новое большевицкое гнездо на «кресах». Вся еврейская молодежь была сплошь коммунистической и деятельно работала на большевиков. Крестьянское население было забито и проживало в страшной нищете. Польские власти проводили такую политику в русских областях, что по сравнению с ней политика русского правительства даже во времена генерал–губернаторства Муравьёва казалась чем–то недостижимым.

Не говорю уже о последних годах перед великой войной (Первой Мировой). О том, как жили тогда при «царском режиме» вспоминали со слезами на глазах не только русские, но и поляки, особенно польские помещики, обложенные совершенно непосильными поборами и налогами.

Для жителей западной Европы покажется анекдотом, что помещик, владевший сотней десятин, имевший молочную ферму, скот, птицу, не всегда имел возможность ответить на письмо, настолько были обесценены продукты сельского хозяйства. В мою задачу не входит давать критику польского правительства и выяснять причины тех неурядиц, которые происходили у нас на «кресах» и, если я пишу это, то только для того, чтобы подчеркнуть, что нам, живущим здесь, в глуши, за пышными декорациями великодержавной Польши скрывались полная необеспеченность и неустроенность ее государственного организма.

И повторяю: на востоке недремлющий враг, готовый броситься буквально каждую минуту. Главная сила Польши и ее безопасность была, по нашему твердому мнению, в ее договоре с Германией и мы до последних дней были совершенно уверены в том, что у полковника Бека и у частого гостя Польши фельдмаршала Геринга давно существует тайный союз.

Но вот началась подготовка к событиям. Последний месяц перед войной с глубоким изумлением мы наблюдали за нашими друзьями — поляками. Еще раз считаю долгом сообщить, что мы так срослись с их жизнью, что до сих пор делили вместе и горе и радость, и общую ненависть к большевикам. Но в эти дни мы перестали понимать друг друга.

У каждого народа есть свои достоинства и недостатки. Мы знали храбрость поляков, их пламенный патриотизм и любовь к своему польскому родному, любовь, которую, к их чести, не могли вытравить ни старые репрессии, ни то, что многие из них получили от России и образование, и чины, и почести. Знали и их недостатки: беспечность и излишнюю самоуверенность. Но мы не предполагали, что эти качества могли дойти до таких пределов.

Весь август месяц (1939 г.) прошел в мобилизационной горячке. И пресса, и власти, и рядовые люди совершенно серьезно обсуждали вопрос о полном разгроме Германии. Вот распространенное мнение: «У немцев режим трещит, революция на носу, голод, в Польшу бегут тысячами (!!) германские дезертиры; находились «очевидцы», видевшие «собственными глазами» эти тысячи немецких офицеров и солдат переходивших германо–польскую границу.

Стоит только польской армии ударить одновременно на восточную Пруссию и на Берлин, как все полетит. Данциг будет занят в несколько часов, через неделю наша кавалерия будет поить своих коней в древнем польском Крулевце (Кенигсберг), а через две недели мы будем под стенами Берлина.

Конечно, война закончится в 2–3 недели, если не обманут французы и англичане, ну а если они и на этот раз не выступят, то справимся и без них. Под угрозой страшной революции немцы вынуждены будут пойти на капитуляцию и Польша сыграет огромную историческую роль, восстановив то положение, которое было до XVII века, когда наши короли давали из своих рук герцогские титулы тевтонским маркграфам».

Возражать на все это было совершенно бесполезно. Если вы принимали все эти разговоры скептически, на вас начинали коситься, если же вы их начинали оспаривать, то вы рисковали быть заподозренным в нелояльности. Но все–таки был один вопрос, который мы могли обсуждать, а именно вопрос о большевиках.

«Большевики — всецело в руках англичан и французов. Они все время предлагают нам свою помощь, но мы от нее отказываемся, как от чумы». Когда же был заключен германо–советский пакт (Молотова–Риббентроппа), поляки не придали этому почти никакого значения.

«Большевики боятся Польши, как огня. Нам на востоке в сущности не надо никакой армии. Один КОП (Корпус охраны пограничья) справится с наблюдением за границей. Единственно чем будут озабочены большевики, это тем, чтобы Польша после разгрома Германии не двинулась бы на большевиков.

Но мы их в конце концов и так поставим на колени. Когда же Польша будет совершенно обеспечена на западе, она после разгрома Германии должна будет так или иначе покончить с большевизмом и на Польшу выпадет вторая огромная историческая миссия — покончив с большевизмом, воссоздать национальную Россию, с которой мы хотим жить в дружбе и согласии. При условии же установления торговых и экономических отношений между Польшей и Россией, оба государства будут процветать».

Заманчивы были эти перспективы, но никакого доверия к ним не было. Однако, никто из нас все же не мог предполагать такой развязки событий. Мы готовились к упорным боям на западе, к отступлению поляков за Вислу и к оживлению большевицкой подрывной деятельности в приграничном районе.

Не сомневаясь в том, что польские войска потерпят жестокое поражение, мы гадали о том, не соблазнятся ли большевики несомненной неприязнью местного населения к польской власти и не подымут ли они коммунистического восстания. Но «мы» — это была кучка русских офицеров и интеллигентов. Об этих вопросах поляки, рассчитывавшие на двухнедельное победное шествие к Берлину, вовсе не думали.

Свершилось свершившееся. Грянула война. В газетах начались победные реляции и статьи. «Польская авиация над Берлином». «Британский флот у Данцига». «Десант англо–французских сил в Восточной Пруссии». «Польская кавалерия победно движется на Кенигсберг». «Линия Зигфрида прорвана. Дорога на Берлин открыта».

Каждый такой заголовок в газетах вызывал новую волну энтузиазма и… признаюсь, что и некоторые из нас заколебались, а вдруг, действительно, мы в глуши проглядели и, зная старую императорскую Германию, сочли, что сильнее кошки зверя нет».

Однако, уже через несколько дней начались ушаты холодной воды. Все–таки существовало радио, по которому, кроме неизбежного преувеличения с обеих сторон, можно было, слушая нейтральные станции, узнать истину; пришли рижские газеты. Действительность предъявляла свои права. Но до последних дней поляки не унывали. «Стратегический маневр. Немцы в ловушке». «Немцы будут сброшены в Вислу». «Немецкие танки вязнут на польских дорогах». «Висла — польская линия Мажино».

Однако, совершенно неожиданно германские войска подошли к Белостоку. Пафос и энтузиазм сменились страшной растерянностью. В полном беспорядке бежали на восток правительственные учреждения. Действующую армию я лично не видел, мнение было таково — героизм отчаяния.

Но в тылу началась паника, живо напомнившая мне период краха добровольческой армии. У всех была все–таки надежда: спасут англичане и французы, не может быть, чтобы они нас бросили. Да и Варшава держится и, говорят, немцы несут огромные потери.

Когда союзники дойдут до Берлина, тогда мы голыми руками возьмем немцев в ловушку. Отсидеться на Висле! Правительство будет управлять из Брест–Литовска. И ни слова о большевиках. Как будто бы их не существовало. И вдруг…

Но раньше, чем узнали мы, начались глухие толки среди евреев и крестьян. По–видимому, какими–то тайными способами большевики дали знать о том, что будет. Появилось множество дезертиров из местного населения. Глаза еврейской молодежи радостно блестели. Власти ничего не замечали.

Наконец, наступило 17–е сентября. Как сейчас помню, у моих ворот остановился проезжавший на телеге старик–крестьянин, хорошо мне известный, бывший фейерверкер гвардейской артиллерии. Это было 7 часов вечера. «Ваше Высокородие. Чи слыхали, наши идут!» — «Какие наши, Степан Иванович?» — «Да русские войска». — «Где, кто, какие?» — «Да в Барановичах уже, столбы сбросили, паны бегут, говорят, одним махом до Варшавы дойдем. Сын приехал с поездом из Волковысска, там все уже знают».

Я, несмотря на мрачные предчувствия, оцепенел. «Да Вы, Вашескородие, не печальтесь. Большевики уже не те. Шутка ли сказать, двадцать лет управляют Россией, совсем русская власть. Да и офицеры, сказывают, настоящие. Еще и Вы послужите! А нам одно спасение, совсем заели нас здесь. Земля–то ведь русская, наша…».

Я не мог дальше говорить, что–то подступило к горлу и я, махнув рукой, ушел к себе. В какие–нибудь полчаса я пережил гамму чувств: с одной стороны русские солдаты, пусть и под красными звездами, идут по своей же русской земле, с другой — пронеслись годы гражданской войны, весь тот кровавый ужас, который царил в России, казни, интернационал. Нет, сказал я себе, не переменились большевики и не спасают они край этот, а ввергнут его в еще большие испытания и ужас.

Но что делать?.. Три дня подряд над нашей местностью кружились германские самолеты, немцы в нескольких десятках километров, значит они сегодня или завтра будут здесь. И чудовищной казалась мысль, что немцы и большевики будут мирно делить несчастную Польшу. Теперь все это стало ясно, но тогда в белорусской глуши, у нас рождались самые фантастические мечты: немцы ударяют на большевиков, начинается война, в которой погибнет сталинский режим и очистится, и возродится Россия.

И я с моими тремя товарищами — офицерами, у меня в лесном доме, около большого барского имения остался ждать прихода немцев.

В ту же ночь начались крестьянские волнения. Окрестные помещики бежали. Крестьяне — из них многие в польской форме — вооруженные винтовками, выставили караулы. Утром образовалось что–то вроде революционного комитета.

Но никаких грабежей не было. Не было их и вообще в нашем районе. Боялись ли большевики близко стоящих немцев и не посылали своих агитаторов или восторжествовало здоровое чувство у крестьян, но все «эксцессы» ограничились арестом нескольких полицейских и войта (волостной старшина), причем войта вскоре отпустили на поруки, а над полицейскими сжалились и дали им вскоре бежать.

Ходили самые противоречивые слухи: одни «видели» в двух километрах немецкие танки, другие — советские войска. Над нами же продолжали на поразительно низкой высоте кружиться германские самолеты. Где–то стрекотали пулеметы.

После обеда прокрались к моему дому два польских офицера, переодетые в крестьянское платье, один из них легко раненый. Я сейчас же накормил их и уложил спать в своей комнате. Польский капитан и поручик, оба артиллеристы, рассказывали о том, как неожиданно быстро подоспели германские моторизованные части, как их отряд оказался отрезанным от всего мира, как растерялось высшее командование.

Я поразился силе той ненависти, которую эти два несчастных офицера проявили к своему правительству и главному командованию. В конце разговора офицер зарыдал и с ним началась истерика… Чтобы их не волновать, я ничего им не сказал о большевиках. Да и сам я был уверен в том, что немцы будут через несколько часов. Силы же моих двух гостей были в конец подорваны, они не ели и не спали двое суток. И куда они могли идти…

Надо вам сказать, что мой дом находился на лесном шоссе, имевшем важное значение в этом крае, не на самом шоссе, а вблизи его и к нему шла уже проселочная дорога.

Нас было трое (поляки еще спали). Мы вышли часов около 5 вечера поговорить с проходившими крестьянами. Крестьяне были убеждены, что немцы придут совсем скоро, строили разные предположения, будет ли стычка с большевиками, выражали уверенность, что не будет, потом ушли.

Мы втроем остались курить. В полуверсте вдруг показался конный отряд, шедший рысью. Впереди отряда шел пеший человек. Мы насчитали примерно два десятка всадников, при двух пулеметах. Я сейчас же послал моего друга разбудить и предупредить польских офицеров. Мы вдвоем стали всматриваться. И вдруг я ясно понял: красные!

Когда отряд дошел до того места, где от шоссе отходит наша тропинка, пеший человек отделился и побежал по напралению к нам: я сразу же узнал в нем одного из знакомых крестьян, который полчаса тому назад был у нас. Отряд стал медленно заворачивать к нам.

На лице крестьянина было написано счастье. Задыхаясь, он шепнул нам: «Наши, наши! Сразу сказали, что пришли освобождать и установят нашу власть. Я им сказал, что лесничий — наш, хороший человек, русский. Что офицер, не сказывал». Через несколько мгновений отряд остановился: «Слезай!» И молодой офицер с тремя квадратами в петлицах соскочил у самого крыльца.

— «Здравствуйте, гражданин лесничий. Я — старший лейтенант Н. Рабоче–Крестьянской армии. Мне надо с моим отрядом осмотреть лес. Скоро пройдут наши танки. Мы захватили Волковысск с другой стороны и сами не ожидали, что так быстро, а сейчас приходится подтягиваться и очищать леса от бандитов».

— «Здравствуйте, старший лейтенант. Моя фамилия — Х. и со мной несколько моих товарищей, которые остановились у меня по дороге из–за творящейся неурядицы. Не зайдете ли выпить пива и квасу, которого у меня хватит для всех ваших всадников».

— «Если Вы с нами выпьете, то пожалуй не откажемся. Только мы уж не будем Вас долго задерживать и беспокоить, да и много нас» Мои два приятеля сбегали в погреб за квасом, которого у меня имелось большое количество, а я все–таки настоял, чтобы лейтенант и два его старших (один — с одним квадратом, другой — ст. унтер–офицер — три треугольника) зашли в дом.

Когда первая бутылка квасу была осушена и ст. лейтенант тщательно распросил меня об окрестности, отмечая что–то в своей походной книжке, я открыл вторую бутылку. — «Выпьем теперь за Россию!» — сказал я. Все встали. «За Россию и советскую власть», — поправил лейтенант.

«Советскую власть здесь никто еще не знает, — сказал я, — но земли это русские и благоденствовали при старой России. Когда–нибудь все, что сейчас происходит, забудется и останется вечная Россия».

«Так и мы думаем, товарищ. Но только советская власть, а не цари, возвращают эти земли русскому народу».

«Нас встречают всюду с радостью, — добавил другой командир, — и мы знаем, что оправдаем эти надежды. Советская власть несет на своих знаменах радость и избавление».

— Ну а как же с немцами?

— А у нас договор с ними, они воюют с поляками и русских областей не трогают.

— Но ведь они в Белостоке.

— Это на время. Они все эти края очистят. До Варшавы.

— Так Вы идете…

— Мы занимаем все до Варшавы, но из польских земель потом будет создана народная Польша. Но, товарищ, нам некогда, спасибо за гостеприимство и спокойно ждите советскую власть.

Мы проводили их. Я бросил взгляд на красноармейцев. Те же русские лица, хорошая выправка, одеты совсем по–летнему, хотя уже прохладно, но держатся хорошо. Хором благодарят за пиво и квас. Офицеры отчетливо любезны, козыряют на прощание. Офицер произвел на меня впечатление совершенно воспитанного человека. Короткая команда и отряд двинулся в путь. Скоро он скрылся…

Польские гости мои были совершенно подавлены. В ту же ночь они пешком ушли по направлению к Вильно, в котором, по слухам, оставался польский гарнизон. Сдаваться немцам они не хотели, предпочитая остаться в красной полосе в случае неудачи их попытки и предполагали, что в случае наступления (во что они твердо верили) союзников, сопротивление можно организовать гораздо легче здесь.

Несмотря на мои отговоры, они не сомневались, что союзный флот проник в Балтийское море и… высадит десант почему–то в Латвии и Литве и оттуда начнет действия против немцев. Не обвиняйте меня в том, что пишу о том, что сейчас (в декабре 1939 г.) кажется смешным, но хочу этим показать, как несчастные поляки заблуждались и как мало были подготовлены к событиям.

На рассвете прошел отряд советских танков, производивших внушительное впечатление. Всю ночь мы не спали, сжигая все, что можно и нужно было сжечь, и готовясь к самому худшему.

На следующий день пришли вести. Красная армия ведет себя вполне миролюбиво по отношению к местным жителям. Никаких бесчинств, всюду порядок, даже отношение к пленным полякам вполне приличное. Но власть в городах передается в руки самых худших элементов: политические преступники, неблагонадежные при польской власти, озлобленные молодые еврейчики — подмастерья.

В городах начались издевательства над интеллигенцией. Из Новогрудка пришли уже достоверные вести о том, что вслед за прошедшими через город частями красной армии прибыли политические комиссары, начавшие вылавливать всех «подозрительных». Все это вместе взятое заставило нас принять решение немедленно покинуть наше насиженное место.

Под Белостоком нас задержала красноармейская застава, которая не пропустила нас к немцам и заявила, что без проходного свидетельства, выданного советским комендантом, никого не пропускают. Было бы долго рассказывать эпопею наших блужданий в течение нескольких дней, стремление пробраться к немцам, полную неудачу этой попытки.

Приходилось сталкиваться с красноармейскими отрядами: исполнительные дисциплинированные русские парни, любезные всегда командиры, но полный отказ нас пропустить. Оказались мы в Белостоке уже после окончательного занятия города красными и после отхода германских войск, что для нас было совершенно неожиданно.

Белосток сравнительно мало пострадал от войны. В городе было оживление, магазины все были открыты. Красные командиры и красноармейцы толпами ходили по улицам, рассматривали витрины, закупали всевозможные вещи. В городе всю власть захватили молодые люди из еврейских приказчиков, была полная неразбериха.

Польскую полицию заменила рабочая гвардия, состоявшая исключительно из еврейской молодежи. Не проходило и дня, чтобы не проводили толпами по городу польских офицеров, полицейских и чиновников. Никаких внешних бесчинств я не наблюдал и во имя объективности еще раз должен подчеркнуть, что красноармейские части вели себя дисциплинированно и, видимо, расположили в свою пользу население.

Белосток находился, правда, в особенно удачном положении. Немцы, занявшие город раньше, разрешили всем желающим уехать в германскую часть Польши. Конечно, этому разрешению последовали все бывшие офицеры, польская интеллигенция, священники, окрестные помещики.

Никаких «нежелательных» с точки зрения большевиков элементов не оставалось. Большевики широко развернули рекламу. Весь город был оклеен пропагандистскими плакатами, портретами Сталина, всевозможными посулами.

Были организованы митинги (на которых, кстати, происходил конфуз с некоторыми казенными ораторами, говорившими на искусственном белорусском языке: их решительно никто не понимал). Устраивались бесплатные зрелища в кинематографах: фильмы «Чапаев», «Мы из Кронштадта», на улицах были установлены громкоговорители, которыми передавались речи и радиохроника из Москвы и Минска.

Несомненный подъем был в деревнях: посулы большевиков, раздел земли, многие первоначальные популярные меры содействовали привлечению сердец крестьян к большевикам. Частная торговля во имя пропагандистской цели пока не запрещалась. Велась широкая подготовка к выборам в учредительное собрание Западной Беларуси.

В деревнях и лесах без остановки происходили облавы с целью вылавливания польских военных. Как с ними поступали, в случае сопротивления, можно себе представить, но если польские офицеры и солдаты сдавались добровольно отрядам красной армии, их отправляли в концентрационные лагеря вглубь России.

Насколько я мог заключить, красная армия, несомненно, переживала патриотический подъем, скрываемый за казенными словами пропаганды. С другой стороны, несомненно, жизнь в городах, частная торговля, внешний облик жителей, их одежда, производили на красноармейцев большое впечатление и, надо думать, что, сравнивая все наблюдаемое здесь, с советским бытом, они выводили какие–то заключения, невыгодные для Советского союза.

Но еще раз подчеркиваю, что меня поразила дисциплина и выдержанность красноармейцев, лишавшие всякой возможности войти с ними в откровенные беседы.

Мое мнение, что красная армия несомненно подтянулась, является послушным орудием в руках своего командования и стала прежней «молчальницей». Все же слухи, приходившие из других мест, говорили за то, что гражданские большевицкие власти являются главными и безжалостными насадителями коммунизма. И после первых недель «медового месяца» население уже начинает чувствовать весь абсурд и гибельность советского режима.

Не могу сейчас описывать, как мне с моим товарищем удалось выбраться из «осчастливленной» советами восточной Польши. Но когда между границей и мной оказались иностранные солдаты и я оказался в «некоем царстве» и началась для меня новая эмиграция, два чувства боролись у меня: радость избавления от «модернизированного», но старого и заклятого врага и другое — резкая боль от того, что вновь приходится бежать в неизвестность от своих же русских людей, среди которых есть тысячи и тысячи совершенно неповинных в том, что их отцы допустили разгром своей Родины, дорогим именем которой бесчестно и подло спекулирует Третий Интернационал.
via

Анекдот

Гелий заходит в бар и заказывает пиво.
Бармен: "Извините, но мы не обслуживаем благородные газы".
Гелий не реагирует.
Написал experov , на experov · 106 комментариев
+ 253
Написал snob , на kotiki · 36 комментариев  
+ 202
Написал Leshnevsky , на img · 151 комментарий  
+ 498

Финский рычажный топор

Если было, простите и удалите.
Написал twohorsedriver , на diy · 44 комментария
+ 61

Цигане?!

Цигане?!
Привет д3.
Не знаю было или нет но,
на какой секунде начнется пиздец, друзья?
Написал FILTER , на hahahahah · 83 комментария
+ 112
Написал NikolayOrlov , на images · 162 комментария
+ 379

Мягкое приводнение первой ступени Falcon 9 v1.1

Мягкое приводнение первой ступени Falcon 9 v1.1
Вторая попытка спасти первую ступень Falcon 9 v1.1 завершилась успехом.
D3 ругается на ссылку, так что вставлю так http://www.spaceflight101.com/spacex–––f9r–development–updates.html

Вкратце опишу процесс:
Первая ступень отделилась на высоте в 80км(2 минуты 43 секунды), далее развернулась и слегка притормозила тремя из девяти двигателями, дабы не разрушится при входе в плотные слои атмосферы. Дальнейшее торможение шло об атмосферу, и на 8км скорость снизилась до 360м/с. Последнее десятисекундное включение центрального двигателя позволило мягко сесть на воду, сигналы принимались 8 секунд, пока ступень не завалилась на бок.
Предыдущая попытка не удалась из за большой скорости вращения, центробежная сила размазала по стенкам те остатки топлива что предназначались для последнего торможения.

Теперь её осталось найти, выловить, и по возможности починить для последующего использования.

Пока все страдают различной фигнёй, Маск играет в KSP, в реальном мире.
Написал Mushroom_Rabbit , на cosmos · 106 комментариев  
+ 114
Написал NikolayOrlov , на boyan · 11 комментариев  
+ 308

Папа с сыном

Папа с сыном
Знаменитый актер, политик, бывший губернатор Калифорнии Арнольд Шварценеггер сфотографировался рядом с сыном Патриком, пока тот лежал без сознания.
Милая семья.
Написал Putiloff , на img · 61 комментарий
+ 128

Предметы, которые мы собираем

Предметы, которые мы собираем
Коллекции бывают разные,
жидкие и газообразные.
Кто–то собирает марки, кто–то значки. Собирают пробки и бокалы, открывашки и костеры, наручники и лейкопластыри, интересные фамилии и редкие имена…
Мой папа собирает гипсовые слепки рук. За тридцать пять лет накопился огромный "фонд". Тут руки всей родни, сотрудников, друзей, знакомых. Руки работяг и академиков, поэтов и художников, россиян и иностранцев…
Интересно, что каждый слепок несёт в себе черты характера своего владельца. У скрытных интровертов папиллярные линии едва заметны, отпечаток неглубокий, почти гладкий. У мягких, чувствительных романтиков чётко видны даже поры. Причём, натура человека проявляется и в оформлении слепка, в форме его границ. У упрямого гипс схватится раньше времени, хотя и заводишь его уже, казалось бы, с закрытыми глазами, слепок получится нечётким, края бугристыми. Нетерпеливый пальцами дёргает, разваливает–раскатывает в стороны. Один решительный и властный человек продавил гипс до подложки — получился слепок без отпечатков пальцев. Дети жизнерадостны и креативны, они требуют права доделать свою ладошку, подписывают её сами или раскрашивают, словом наносят завершающий штрих.
Такой вот паноптикум душ. Папа говорит о нём: "Моё богатство".

В комментариях немного о моих коллекциях.
И прошу делиться своими.
Написала Murka , на marty · 33 комментария
+ 69

[Акушер–гинеколог] стаж 30 лет

Врач акушер–гинеколог. Работаю в крупном роддоме на западе Москвы. Стаж "в поле" около 30 лет. Кандидат медицинских наук. Съел собаку в теории и в практике. Приходилось сталкиваться, пожалуй, со всеми акушерскими патологиями. Сторонник естественных родов. Буду рад ответить dirty на любые вопросы.

Пост аномального золота авансом
Написал G-dok , на sprosi · 637 комментариев  
+ 224
Написала zatuliya , на foto · 43 комментария
+ 112
Написал umax2 , на youtube · 20 комментариев  
+ 215
Написал werth , на img · 5 комментариев
+ 55

Метеорит над Мурманском

Метеорит над Мурманском
Сегодня ночью прилетел. Видели на большой части Мурманской области.
До Челябинского не дотянул, впрочем это и хорошо.

Вспышку видели многие, а вот грохота как в Челябинске не было.
Написал в габарите etc51 , на 51 · 96 комментариев  
+ 200
Написал vstorone , на img · 57 комментариев
+ 280
Написал shurkala , на calligraphy · 23 комментария
+ 186

Коты и собаки

Коты и собаки
...Предпочтение кошек или собак целиком зависит от нашего темперамента и мировоззрения.
Собака, как мне кажется, в фаворе у людей поверхностных, сентиментальных и эмоциональных; людей, в которых чувства преобладают над разумом, которые высоко ставят человечество и понятные обыденные переживания и находят свое величайшее утешение в подхалимаже и зависимости, связывающих человеческого общежития. Подобный люд живет в ограниченном мирке, слепо приемля банальные и анекдотические ценности и неизменно предпочитая ублажать свои наивные убеждения, чувства и предрассудки, нежели получать чистое эстетическое и философское наслаждение, проистекающее из созерцания и осмысления строгой, совершенной красоты.
Нельзя сказать, что низменные элементы не присутствуют и в чувствах обыкновенного любителя кошачьих, однако стоит указать, что айлурофилия покоится на фундаменте истинного эстетства, коим не обладает кинофилия. Подлинный ценитель котов — это тот, кто жаждет более ясного осмысления вселенной, чем могут предложить заурядные бытовые банальности; тот, кто отказывается сносить мелодраматичное мнение, что все хорошие люди любят собак, детей и лошадей, а все плохие — их не любят и ими нелюбимы. Он не склонен принимать себя и свои грубые чувства за универсальное мерило вещей или позволять поверхностным этическим соображениям искажать свои суждения. Словом, он скорее любуется и почитает, чем изливает чувства и души не чает — и не впадает в заблуждение, что бестолковая общительность и дружелюбность (или рабская преданность и повиновение) являют собой нечто восхитительное и достойное. Все симпатии любителей собак основаны на этих пошлых, холуйских и плебейских качествах, и об интеллекте своих питомцев они судят забавно — по степени их покорности хозяйским желаниям.
Любители котов свободны от этой иллюзии, отбросив саму идею, что подобострастный подхалимаж и угодливое компанейство есть наивысшие достоинства, и вольны почитать аристократическую независимость, самоуважение и яркую индивидуальность, что вкупе с исключительной грацией и красотой столь типичны для хладнокровных, гибких, циничных и непокорных повелителей крыш и труб... (весь текст по ссылке в начале)

Г.Ф. Лавкрафт
Написал ☺ runner , на kotiki · 37 комментариев
+ 75

Get Lucky исполнился год

Get Lucky исполнился год
Подборка каверов ко дню рождения прекрасного трека.

Инструментальное исполнение:

Rachael Lander — виолончель, наложенная петельками. Лирическое исполнение, интересное разложение на голоса, очень качественный и вдохновляющий вариант.

Еще одно петлевое исполнение — на этот раз электроскрипка и Bryson Andres. Очень ммм эмоциональное исполнение. Но парень, конечно, красавчик.

Бас–гитарой в следующем треке виртуозно владеет Nico Aranda, исполняя одновременно мелодию, бас и заполняя композицию филлерами.

Paolo Zanarella исполняет фортепианную обратботку песни на рояле посередине площади. У трека прекрасная манера исполнения, легкая и сложная (не тяжелая и не простая), вежливая и образованная. Лишний раз подчеркивает тезис, что хороший пианист сможет талантливо сыграть даже "Жили у бабуси".

Еще одна пианинка, пусть не столь профессиональная и сложная, но зато чуть более задорная и в десять рук — Daft Pianists. Первая соло–вставка прекрасна, вторая, напротив, ужасна и совершенно ни к селу ни к городу, а в остатке получаем приличное исполнение.

Единственное инструментальное групповое исполнение в обзоре — Beats Antique. Стиль не определяется, но звучит самобытно и здоровски, немного напоминая "подъездами" заставку из Breaking Bad.

Игорь Пресняков попадает в список скорее по совокупности хороших каверов, чем за этот конкретный. Исполнение на уровне, но одна из его сильных сторон — обогащение аккордов — в этом треке практически нереализуема. Тем не менее, хороший грустный вариант.

Последняя инструменталочка — аккордеон Olavsky. Парень отлично понимает, где можно обогатить, где можно поменять аккорд, а где не стоит и пытаться. Тем удивительнее, что спектр возможностей аккордеона должен быть несколько поуже спектра того же ф–но или гитары.

Сольное исполнение:

A capella кудрявого мужика JB Craipeau. Ничего кардинального нового в трек он не принес, но за формат и приятное исполнение в лист попадает.

Немного похожий по стилю на The XX трек за авторством Daniela Andrade & Tim Atlas. Один из двух каверов в обзоре с измененной мелодией, причем очень деликатно и с пониманием измененной. Не отслеживал, кто первым — они или Daughter — придумал не уходить наверх на первой части припева, но то, что это добавляет сдержанности и меланхолии, очевидно.

Ryan Mathie исполняет свою версию на X–Factor. Самое эмоциональное выступление из всего списка, даром что аккомпанементом одна акустическая гитара. Первый куплет, по–видимому, враги подсказали ему пропеть тихо и с перебором, который он не умеет, но дальше начинается все то, что положено. Очень достойно. Отдельно смешно наблюдать за мулаткой, которая вообще ничего не понимает и чувствует себя в клубе.

Продолжая тему шоу — Anna McLuckie на The Voice, арфа и вокал. На мой взгляд — лучшее исполнение вообще, среди этого обзора, вне его и будет лучшим еще долгое время. Отдельного раздражения заслуживает то, что здесь снова баба ничего не понимает, а из двух понимающих вроде бы мужиков она в итоге выбирает негра, а не того, кто сдался на пятой секунде, понял вообще все и был готов за нее чуть ли не подраться. Отвратительно. Впрочем, я отвлекся, а кавер звучит просто потрясающе и трогает именно те струны где–то там внутри, которые и положено трогать. Существует студийная версия для желающих положить ее в плеер, но по моему скромному мнению глубиной и выразительностью она уступает концертной. Впрочем, после идиотских комментариев "She's lovely" у нас большого выбора не остается.

Один из популярнейших здесь вариантов — Daughter. Стиль определить затрудняюсь, я в этом бизнесе недавно, но пусть будет ambient, раз из инструментов преобладают пэды и атмосферки. Впрочем, любят его не только за это — вокал превосходный и исполнен с чувством.

Nicole Cross — женский вокал под гитару. Рекомендуется к просмотру любителям женского тенора и пения дуэтом в терцию.

Командное исполнение:

Пожалуй, лучший из найденных джазовых каверов — The Stepkids. Вообще, на месте исполнителей, я бы в джазе композицию не пробовал вообще, так как идея переложить четыре аккорда на джазовые рельсы грозит либо изменить песню до неузнаваемости, либо выдать на–гора скучнейший трек, но ребята смогли разнообразить его сологитарой, не потеряв в узнаваемости. Достойно.

Два регги–кавера — Asher Otto & Itchyfeet и W9 Hit Talent хорошо иллюстрируют поговорку про русских и немцев, потому что если джазу развернуться явно негде, то регги чувствует себя вольготнее некуда. Первый вариант подойдет любителям мулаток, а во втором классический мужской регги–вокал.

Раз уж пошла экзотика, то совершенно невозможно обойти вниманием Postmen и их беременную вокалистку. На самом деле это наиболее фанковое исполнение из всех встреченных, с элементами рэпа и все это в прямом эфире на радио. Атмосферненько.

Vintage Irish Tenor, единственные, кто справились и спели всю (на самом деле почти всю, но сделаем скидку) песню на размер три четверти — попытки были сделаны многими, но довели до конца только эти ребята. Здоровский дуэт голосов, здоровский дуэт скрипок и хорошая пианинка, а для ценителей всего ирладского так вообще мастлисн.

Настоящий на этот раз lounge с элементами джаза, уже более мажорный, медленный и спокойный — Who Is Oliver. Единственная версия, которую можно крутить в кафе, супермаркетах и даже, с некоторыми оговорками, под которую можно засыпать.

Backdough Music отошли от темы дальше всех, но не потеряли ее из вида. Легкий и приятный кавер с мужским вокалом, периодически уходящим в хороший фальцет, широкой электропианинкой и уместной перкуссией.

Напротив, Anita Soul отошла от темы так далеко, что потеряла ее. Зато в результате получилось то, что я обычно называю "лакшери джаз" за его склонность быть услышанным во всяких заведениях, претендующих на премиальность. Для прослушивания в плеере — на любителя.

В рок'н'ролл песню переложила TV Cifras. Немного straightforward исполнение, но зато идеальное попадание в жанр, фанатам рока придется по вкусу.

Miracles of Modern Science отыграли песню на четырех струнных инструментах и барабанной установке. Ролик получился позитивным и в целом оставил впечатление самого приятного группового исполнения песни.

Ну и, наконец, не нуждающийся в представлении Хор МВД, который не мог здесь не появиться.

Бонус:

Simon Pegg & Nick Frost дурачатся на радио в прямом эфире,

Эволюция трека — около десяти последовательных стилизаций под разные десятилетия прошедшего и нынешнего веков. Обязательна к просмотру или по крайней мере прослушиванию, почти везде прекрасное попадание, да и видеоряд подобран на пятерочку.

Cамопальное выступление ребят околошкольного возраста из CTA, которые, очевидно, впечатлялись все той же Daughter. Ребята сделали как–то совсем наоборот, поставив петь мужика, а за гитару и клавиши девок, но у них еще вся жизнь впереди, чтобы догадаться об оптимальном гендерном составе ВИА.

На заставке — прекрасная склейка из Get Lucky и Because I'm Happy за авторством Pomplamoose. На меня даже успели обидеться по причине слишком ровного отношения к этому треку, и, по здравому смыслу, я был не прав, а трек действительно превосходный.

P. S. Мне сложно называть тяжелые сорта музыки музыкой, но приходится признавать их существование, будучи либерально настроенным юношей. Поэтому в лист также попали хардрок исполнение с женским вокалом Halestorm и металл с гроулом за авторством Helia. Что–то сказать по их поводу мне сложно, но я думаю, мне помогут в комментариях.
Написал ohmmeter , на music · 53 комментария
+ 235
Написал verony , на worldin · 210 комментариев
+ 423
Написал Ditfrid , на img · 21 комментарий
+ 81

Спасение дамы М. или Как я провожу весенние вечера

Спасение дамы М. или Как я провожу весенние вечера
По долгу службы крайне тесно общаюсь с тем, что в быту именуется антисоциальным элементом. Наркоманы, проститутки, ранее судимые, пацаны которых уже вот вот осудят, парни сразу из тюрьмы и только туда отбывающие, ребята с серьезнейшими психическим отклонениями... Другими словами: интереснейшие личности. Общаюсь так тесно, что даже имею секретный (всему свету известный) рабочий мобильный телефон. Ну, на случай если девченке–наркоманке взгрустнется и надо будет кому–нибудь излить душу.

В среду ночью внезапно и вероломно зазвонил рабочий, который у меня всегда с собой, потому что меня никто не бережет и не жалеет, и вообще потому что рабочий день не нормированный. Попытался выкинуть телефон в окно, но не попал, поэтому пришлось поднять трубку. На другом конце родная полиция. Я сразу во всем сознался, пообещал содействовать и все отрицать. Оказалось, что родная полиция не хочет меня никуда сажать, а требует моего содействия по очень щепетильному делу. Я сразу сказал, что уже 3 часа ночи, у меня насморк и вообще мне нельзя доверять. Более того моментально дал рабочий телефон напарника, который тоже, как и я, работает с антисоциальном элементом. Мол, он значительно умней меня, позвоните ему, он поможет. На что родная полиция объяснила, что сейчас за мной заедет.

Минут через 10 приехали и забрали с собой в неизвестном направлении. (А именно повезли в дом где живут наркоманы). Я сразу поинтересовался, а что собственно говоря случилось и почему мы все тут собрались. Выяснилось, что некая Мадам М (имя выдумано) заперлась в квартире, позвонила в скорую и полицию и сказала, что будет убивать себя, потому что никто ее не любит (хуже всего ее не люблю я). Гражданке сразу же было сказано лечь спать и не буянить. Мадам М не поверила ушам своим и сразу же начала выкидывать из окна все что было в квартире. Успела выкинуть микроволновку, два стула и двд плеер. Холодильник не подняла, а телевизор ей жалко было. Потом приехали ребята в белых халатах в сопровождении с родной полицией. Мадам М сразу же сказал, что никаких дверей открывать не будет, что у нее нож, что государство разрушило всю ее жизнь и говорить она будет только с Серьйёженькой (то есть со мной).

И тут приехали мы. Под окнами уже пожарные. Наверняка, вот–вот приедут местные представители древнейшей профессии журнализм. В общем полный набор. Пошли на 4 этаж. По инструкции лифтом пользоваться нельзя в таких ситуация, поэтому изрядно матерясь полезли по ступенькам. Пришли к двери и поинтересовались, как вообще дела–то. На что из–за закрытой двери послышался долгий рассказ, о том как ужасно государство и вообще денег уже второй день нет. Проклятые чиновники. И вообще ее тут уже практически до самоубийства довели. Давайте денег, а не то... Тут из соседней квартиры начал орать тоже известный нам гражданин, тоже с уважением относящийся к амфетамину и другим замечательным вещам. Он поведал, что: во–первых, все что проорала Мадам М — правда и он со всем согласен; во–вторых, лично у него жизнь значительно хуже; в–третьих он уже третий день сидит без денег, а он между прочим еще даже за амфетамин не заплатил; и вообще давайте деньги, а не под дверьми орите. Ситуация принимала очертания майдана и было принято решительное решение не торопиться и подождать и кинологов.

Приехали с собачкой.

К соседу–мужчине вломились сразу же, ибо он ничего ни про какие ножи не говорил и вообще мы его знаем. Его эвакуировали в больничку в состоянии близком к психозу. Заодно и в квартире проветрили. Мадам М начали уговаривать выйти из квартиры с поднятыми руками. Это была моя задача объяснить человеку с ножом в состоянии психоза с возможными суицидальными тенденциями и скорее всего отходящего от недавней дозы, что в принципе–то все в порядке и зачем кричать–то.

Человеку объяснить что либо оказалось невозможным. Как только Мадам М в очередной раз призналась в любви ко мне ("только ты, только ты меня понимаешь, Серьйёженька!"), было предложено высунуть две руки в приоткрытую дверь, чтоб я уже мог в конце–то концов припасть к перстам и облобызать в страстном порыве все что она пожелает. Картина маслом: дверь держит приоткрытой дяденька полицейский спец.крюком, я, с безопасного расстояния, игриво зазываю Мадам М просунуть ручки в щель. Рядом стоит полицейских пес и недоумевает: уже все с ума посходили или еще не все. Внизу пожарные, которые всех ненавидят и им скучно.

В конце концов, после продолжительных обещаний любви и денег Мадам М просунула ручки в приоткрытую дверь. И за за эти ручки из квартиры была вытащена. Запустили собаку и когда собака сказала, что в квартире кроме срача ничего и никого нет, зашли внутрь.

Научился ли я чему–то в этот день? Извлек ли для себя какой–то урок? Нет. К чему я это все тогда рассказываю? Ну, во–первых, чтоб поздороваться. Здравствуйте, у вас тут уютно. Во–вторых, чтоб была ссылка в интернете, на которую я смогу ссылаться. А то я когда рассказываю друзьям, чем занимаюсь — мне не верят.

Вот, а еще я забыл рабочий телефон в квартире Мадам М. Придется теперь ехать обратно.
Написал BravoZulu , на kosterok · 159 комментариев  
+ 280

Жаба гадюку?

Жаба гадюку?
В общем, как дело было... Гуляла себе одна носатая гадюка, гуляла, смотрит, а уже время ланча. А вокруг, как назло, нет никого. Никто с ней обед разделить не хочет. Тем более, в качестве основного блюда. Уже и сумерки подкатывают, тут — оппа. Лежит что–то. Страшное до ужаса. Но жрать же — не жениться. Один раз только зажмуриться надо, а не жить всю жизнь. Гадюка уже и рот открыла, но видит, еда с нее ростом будет. В длину, может, и поменьше, а в ширину и по весу — явно поболе. Впрочем, бабушка рассказывала, что не раз такое хавала. Лишь бы рот открывался. Один раз даже шляпу съела. В общем, надо жрать!
Милая и симпатиШная, по мнению ее жениха, сколопендрочка мирно дремала под закатным солнышком и тут вдруг приоткрыла глаз и заметила, что ее едят. Как–то беспардонно. Без здрасьте, извините. Ну, что делать? Вспомнила, что ее именем прямоходящие самки самых мерзких подруг называют и давай в ответ тоже жвалами шевелить. Все, что попадается перемалывать. Печень так печень, почки так почки. Перед смертью хоть пополдникать, да сытой помереть.
А гадюка удивилась, конечно. Вроде, она ест, но при этом ее едят. Странно все это. Но додумать не успела. Что–то в ней лишнее съели.
А сколопендра чувствует, сытая уже, а еще жрать и жрать. И воздуха что–то маловато. Но вот уже стенку прогрызла и голову высунула.
— Свобо..., — и сдохла от счастья.
Вот так бывает... Природа!
Написал Doddy , на animals · 114 комментариев  
+ 348
Написал kuzimoto , на thebest · 16 комментариев
+ 198

Сложности реализации

Сложности реализации
Когда заказчик приносит нам свое Т.З.
Написал PoChitatel , на img · 156 комментариев  
+ 354

ВПП 28: Не покидая неба

ВПП 28: Не покидая неба
2990 x 2243. Автор фото на КДПВ: apiratenamedbob, 2012

Этот уютный и живописный мини–аэропорт со взлётно–посадочной полосой длиной в 900 метров расположился на холме Фарренберг в местечке Баден–Вюртемберг, Германия. Такое «всплытие» в облаках не является для порта необычным явлением (820 метров над уровнем моря) и по праву включает его в копилку самых интересных ВПП мира. 48°23'8.49"N 009°04'37.76"E
Помимо того, что в Фарренберге находятся два авиаклуба — FSV Mössingen и FSV Tübingen, он широко известен в узком кругу больше тем, что здесь проводятся ежегодные авиашоу и фестивали для больших любителей маленькой авиации.

Майн гот, как же это круто, просто взять и полететь! Красоты Фарренберга со взлётом и посадкой на видео от клуба FSV Tübingen.
Мечтайте, летайте, будьте свободными! И спасибо за внимание.

PS. Можно было запостить фото и не заморачиваться с буквами. Но Д3 люблю за то, что узнаю здесь множество интересностей, тем более при написании поста. Так вот, помимо всего пречего, теперь знаю, что ВПП 28 (по–импортному Runaway 28) — курс 280° — угол, между направлением линии пути и магнитным меридианом места измерения.

Ещё несколько фото: 1 2 3 4
Написал nohomo , на img · 24 комментария  
+ 246

Деревенский костёл

Деревенский костёл
Будете ехать в Европу на автомобиле, не поленитесь, заскочите в деревеньку Гервяты Островецкого района, Гродненской области (Беларусь). Понимаю, звучит смешно, вы спешите, столько всего посмотреть хочется — замки, дворцы, храмы, а тут белорусская деревня, совсем не Швейцария. Или не совсем?

Начните осмотр европейской архитектуры отсюда, особенно если вам нравится неоготика. Ведь он великолепен — Костёл Святой Троицы.

Справка:
Костёл был построен в 1899—1903 годах на месте деревянного костёла 1526 года в стиле неоготики архитектором А. И. Альшаловским и виленским зодчим Вацлавом Михневичем.
Фото Николай Кузич
Больше фото тут и тут.
Написал ADR4_2 , на img · 38 комментариев
+ 76
Написал в габарите etc51 , на negabarit · 121 комментарий  
+ 262

[Социальный служащий] в Норвегии

Тесным образом работаю с наркоманами, преступниками, людьми с серьезнейшими психическими заболеваниями.
Рассказ про один день из жизни можно прочитать по ссылке. В этом месте я должен сказать, что рассказ по ссылке "полная выдумка".

По организованной преступности рассказать ничего не могу. Само собой не могу и не буду говорить об известных людях или каким–либо другим способом выдавать личную информацию, какой бы она ни была и кому бы она не принадлежала.

Могу рассказать о том, как живется наркоманам, преступникам и людям с серьезнейшими психическими заболеваниями в Норвегии. Могу рассказать о тюрьмах, о том как живется по выходу из них. Могу рассказать о псих лечебницах и центрах по нарко–реабилитации. Могу рассказать о законах, в первую очередь о "социальных законах".
Написал BravoZulu , на sprosi · 370 комментариев  
+ 123

Суп луковый

Суп луковый
Ну и что ты будешь готовить?

Почистить лук и чеснок. Лук нарезать очень тонкими кольцами (можно использовать хлеборезку), чеснок раздавить в чесночном прессе. Разогреть в кастрюле масло, припустить в нем лук и чеснок, пока лук не станет прозрачным. Залить мясным бульоном. Суп оставить на самом слабом огне на 20—25 мин. Затем влить белое вино, добавить по вкусу соль и перец. В четыре жаростойких суповых чашки разложить по подсушенному ломтику хлеба. Равномерно распределить поверх хлеба половину натертого эмменталера. Залить луковый суп в чашки до половины их высоты и засыпать его оставшимся сыром. Поставить в предварительно нагретую до 200° С духовку и запекать, пока сыр не расплавится и не приобретет слегка коричневый цвет.
Написал Putiloff , на kitchen · 22 комментария  
+ 154
Написал multiblogger , на animals · 20 комментариев  
+ 386

«И не такое терпели»

«И не такое терпели»
Раненый четырнадцатилетний самец орангутанга на приёме у ветеринара суматранской организации охраны обезьянего мира.
Написал tutubra , на animals · 16 комментариев  
+ 110

Настоящий бухгалтер. Жена

Вы были на грани истерики? У меня жена решила найти работу.
Жила себе в крохотном городке на севере Урала от работы до плиты. Никому ненужный модельер одежды была вынуждена стать бухгалтером. Универсам. Пять теток в бухгалтерии. Она — шестая. Все время кормилась ухмылками из–за того, что нет профильного образования. Через два года всех уволили, ее оставили. А на третий год приехал я туда в командировку, узнал в ней одноклассницу, свою первую школьную любовь. Через месяц купил ей билет на самолет и привез сюда, в Ленинград. Год не позволял ей работать. Но вижу — не удержать. И началось...
«А чтоуу... образования нет у нас, дааа?..», — говорили ей на собеседовании тощие измазанные автозагарным кремом двадцатилетние девицы на шпильках. «Назовите свои лучше пять качеств...», — не поднимая глаз, гудела тетка в каком–то полуофисе полузавода. А сегодня Ирка уехала утром на очередное собеседование, позвонила и говорит: «Зарплата, конечно, черная. И сказали, что могут задержать, если директору не понравится отчет. И по субботам надо будет выходить. Начинайте, говорят, с понедельника — испытательный срок». И ведь, говорит — пойдет.
У меня вопрос — никому хороший, но недипломированный бухгалтер не нужен? 1С, все дела. 40 лет. Обязательная и ответственная. Точно станет душой небольшой бухгалтерии. Петербург.
Не дайте хорошему человеку потерять веру в мой любимый город.

P.S. Ну или дипломированный конструктор одежды, но уже лет десять без опыта )
Написал seregaperm , на work · 55 комментариев
+ 136

русалочка

русалочка


снимал дома на гелиос 40 на открытой дырке
очень трудно поймать фокус ;)
спасибо

Еще откровеннее не нужно. Спасибо.
Написал alwaysdoubting , на foto · 179 комментариев
+ 316

Пиу–пиу

Пиу–пиу
Между прочим, совершенно реальная фотография в реальных цветах. Учёные замеряют лазером расстояние до Луны, целясь в ретрорефлектор с Апполона–15, который там оставили в 1971 году. 2560×1600
Написал EternalSilence , на stellar · 73 комментария  
+ 267